Preview

Медицина труда и промышленная экология

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков

Атомно-абсорбционное определение ртути в моче методом холодного пара с использованием ртутно-гидридной приставки

https://doi.org/10.31089/1026-9428-2019-59-10-887-891

Полный текст:

Аннотация

Ртуть — один из самых распространенных в различных отраслях промышленности и при этом опасных химических веществ. Она способна депонироваться в организме и оказывать токсическое действие в течение длительного времени после прекращения контакта. Под влиянием ртути у работников могут развиваться различные интоксикации, в результате которых возможны патологические изменения нервной, сердечно-сосудистой, эндокринной, иммунной и репродуктивной систем. В условиях производства ртуть проникает в организм, как правило, в виде паров (всасывается около 80%) и взвешенных частиц. Неорганические формы ртути выводятся в основном с мочой (60%). Тем не менее, в настоящее время недостаточно внимания уделяется проблеме определения содержания ртути в образцах мочи. На сегодняшний день в мировой практике не существует системного подхода к определению малых доз ртути в организме, в результате чего затрудняется своевременное выявление нарушений здоровья населения. Во многом это объясняется отсутствием высокочувствительных и высокоэффективных методов анализа, позволяющих проводить рутинные измерения с минимальными затратами и высокой точностью. Используемые в настоящее время методы либо достаточно дороги, либо обладают низкой точностью/чувствительностью.

Цель исследования — разработка методики атомно-абсорбционного определения ртути в моче методом холодного пара, которая бы позволила при минимальных затратах повысить точность и чувствительность выявления ртути в организме. Количественное измерение ртути в пробах мочи осуществлялось на атомно-абсорбционном спектрометре с ртутногидридной приставкой с использованием модельных растворов разной концентрации.

В ходе исследования определены оптимальные условия пробоподготовки образцов мочи, установлен диапазон концентраций для построения градуировочного графика, изучено влияние матрицы на точность анализа методом «введено-найдено». Нижний предел обнаружения разработанной методики составил 0,05 мкг/л, верхний предел — 100 мкг/л (при необходимости может быть повышен путем дополнительного разбавления). Относительная погрешность определения в зависимости от концентрации варьировалась от 3 до 15%.

Разработан высокочувствительный, доступный в исполнении и сравнительно недорогой метод определения ртути в моче, который позволит с высокой точностью диагностировать фоновые содержания ртути в моче, что особенно важно при обследовании работников производств, связанных с использованием ртути и ее соединений, а также населения, проживающего в близких к данным производствам районах.

Об авторах

Е. В. Моисеева
ФБУН «Нижегородский научно-исследовательский институт гигиены и профпатологии» Роспотребнадзора
Россия
Моисеева Евгения Витальевна, науч. сотр. отдела гигиены


И. А. Потапова
ФБУН «Нижегородский научно-исследовательский институт гигиены и профпатологии» Роспотребнадзора
Россия


Список литературы

1. Трахтенберг И.М., Лубянова И.П. Ртуть и ее опасность — проблема давняя и новая. Сучаснi проблеми токсикологii, харчовоi та хiмiчноi безпеки. 2016; 1: 13–23.

2. Русанова Д.В. и др. Состояние афферентных проводящих путей у рабочих, контактировавших со ртутью, и лиц с хронической ртутной интоксикацией. Экология человека. 2010; 06: 12–5.

3. Константинова Т.Н. и др. Современные подходы к классификации профессиональной интоксикации ртутью. Экология человека. 2009; 12: 22–7.

4. Шинетова Л.Е., Бекеева С.А. Современные представления о влиянии различных форм ртути на организм. Вестник КазНМУ. 2017; 1: 370–5.

5. Скальный А.В., Рудаков И.А. Биоэлементы в медицине. М.: Оникс 21 век, Мир; 2004.

6. Кудрин А.В., Громова О.А. Микроэлементы в неврологии. М.: ГЭОТАР-Медиа: Наука; 2006.

7. Токсикологическая химия. Метаболизм и анализ токсикантов. М.: ГОЭТАР-Медиа; 2008.

8. Хомик Л.И., Таловская В.С. Экспресс-определение ртути в биоматериалах человека. ДМЖ. 2002; 3: 75–7.

9. Шувалова О.П., Иванова Е.С., Комов В.Т. Влияние накопления ртути на состояние здоровья женщин репродуктивного возраста. ЗНиСО. 2018; 11(308): 36–9.

10. Краснопеева И.Ю. Распространение ртути и ее соединений в окружающей среде и влияние на организм человека. Сиб. мед. ж-л. 2005; 1: 7–12.

11. Ильченко И.Н. Обзор исследований по оценке воздействия ртути на население в постсоветских странах с использованием данных биомониторинга человека. Здравоохранение РФ. 2015; 59(1): 48–53.

12. Уланова Т.С. и др. Методические и практические аспекты определения общей ртути в образцах цельной крови, мочи и волос методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой. Анализ риска здоровью. 2018; 2: 119–26.

13. Иваненко Н.Б. и др. Определение токсических и фоновых содержаний ртути в крови атомно-абсорбционным методом с электротермической атомизацией и зеемановской модуляцией поляризационной коррекцией фона. Вестник СПбГУ. 2010; Сер. 4.; вып. 4: 97–104.

14. Пупышев А.А. Атомно-абсорбционный спектральный анализ. М.: Техносфера; 2009.

15. Методические указания контроля «Атомно-абсорбционное измерение массовой концентрации ртути в моче» МУК 4.1.1896–4.1.1900–04. М.: Государственное санитарно-эпидемиологическое нормирование Российской Федерации; 2004.

16. «Методика измерения массовой концентрации ртути в питьевых, поверхностных и сточных водах методом беспламенной атомно-абсорбционной спектрометрии» ПНДФ 14.1:2:4.20–95. М.: Федеральная служба по надзору в сфере природопользования; 2011.


Для цитирования:


Моисеева Е.В., Потапова И.А. Атомно-абсорбционное определение ртути в моче методом холодного пара с использованием ртутно-гидридной приставки. Медицина труда и промышленная экология. 2019;1(10):887-891. https://doi.org/10.31089/1026-9428-2019-59-10-887-891

For citation:


Moiseeva E.V., Potapova I.A. Atomic absorption determination of mercury in urine by cold steam method using mercury- hydride prefix. Russian Journal of Occupational Health and Industrial Ecology. 2019;1(10):887-891. (In Russ.) https://doi.org/10.31089/1026-9428-2019-59-10-887-891

Просмотров: 86


ISSN 1026-9428 (Print)
ISSN 2618-8945 (Online)